На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Германистам

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ
Текст страницы взят из справочника "Факты о Германии", изданного Ведомством печати и информации Правительства ФРГ в издательстве "Societats-Verlag", Франкфурт-на-Майне, 1998. Редакция текста: Арно Капплер. Все права сохранены за издательством. Содержание всей книги доступно в Интернете: http://www.government.de/

Расцвет средневековья

Обычно считается, что переход от восточнофранкской к германской империи произошел в 911 г., когда после смерти последнего Каролинга королем был избран франкский герцог Конрад 1.

Он считается первым германским королем. (Официальный титул гласил "франкский король", позже "римский король", империя называлась с 11 века "римской", с 13 века "Священной Римской империей", в 15 веке к этому названию добавили "германской нации").

Империя была избирательной монархией, король избирался высшим дворянством. Кроме того, действовало "родовое право": король должен был быть в родстве со своим предшественником. Этот принцип неоднократно нарушался. Зачастую проводились двойные выборы.

Столицы у средневековой империи не было. Король правил наездами. Не было имперских налогов. Свое содержание король получал, прежде всего, с "имперских владений", которыми он управлял как опекун.

Авторитет его признавался не без проволочек. Могущественных родовых герцогов он мог заставить уважать себя, только прибегая к военной силе и проводя умелую союзническую политику. Такое умение проявил только преемник Конрада 1 саксонский герцог Генрих 1 Птицелов (919-936), а еще в большей степени его сын Оттон 1 (936-973). Оттон стал настоящим властителем империи. Его могущество проявилось в том, что в 962 г. он заставил Рим короновать себя императором. С тех пор германский король был вправе носить титул кайзера.

По идее кайзерство было универсальным и давало кайзеру право властвовать над всем Западом. Разумеется, политически эта идея никогда не была полностью реализована.

Для коронования императором королю нужно было ехать в Рим к папе. Этим обуславливалась итальянская политика германских королей.

Свое господство в Верхней и Средней Италии они удерживали в течение 300 лет, но это отнимало у них силы для выполнения важных задач в Германии. Так, уже преемники Оттона потерпели неудачи. Новый подъем империя пережила при следующей династии салических франков. При Генрихе III (1039-1056) германское королевство и империя достиглирасцвета своего могущества. Прежде всего, императорская власть решительно утвердила свое превосходство над папством. Генрих IV (1056-1106) не смог удержать эти позиции. В борьбе за право назначения епископов (спор из-за инвеституры) он, правда, внешне одержал победу над папой Григорием VII. Но его публичное покаяние в Каноссе (1077) означало непоправимое ущемление императорской власти. Кайзер и папа с тех пор противостояли друг другу как равные властители.

1138 год ознаменовался началом столетия династии Штауфенов. Фридрих 1 Барбаросса (1152-1190) привел империю к новому расцвету, ведя борьбу с папством, верхнеитальянскими городами и своим главным соперником в Германии, саксонским герцогом Генрихом Львом. Но при нем началось территориальное раздробление, которое, в конечном счете, ослабило центральную власть.

При преемниках Барбароссы Генрихе VI (1190-1197) и Фридрихе II (1212-1250) такое развитие продолжалось, несмотря на огромную императорскую власть. Духовные и мирские князья стали полусуверенными „владельцами земель".

С падением Штауфенов (1268) фактически пришел конец универсальной императорской власти на Западе. Центробежные силы мешали Германии стать национальным государством - процесс, который в то время в других странах Западной Европы уже начался. Здесь коренятся причины того, что немцы стали „запоздалой нацией".

Позднее средневековье
и начало современности

С Рудольфом 1 (1273-1291) впервые на трон взошел представитель Габсбургов. Материальные основы императорской власти теперь уже были не утраченные имперские, а „родовые владения" соответствующей династии. И политика царствующего дома стала главным делом любого императора.

Золотая Булла Карла IV от 1356 года, своегорода Основной закон империи, признала за семью избранными князьями, курфюрстами, исключительное право избирать короля и предоставила им еще и иные привилегии по отношению к другим высоким особам.

В то время как значение мелких графов, владетельных князей и рыцарей постепенно падало, города крепили свое влияние, опираясь на свою экономическую мощь. Объединение городов в союзы еще больше укрепляло их положение. Один из важнейших таких союзов, Ганза, стал ведущей властью на Балтике.

С 1438 года корона, несмотря на то, что империя оставалась избирательной монархией, передавалась практически по наследству в роде Габсбургов, который получил к тому времени самую сильную территориальную власть. В 15 веке все больше выдвигаются требования к проведению имперских реформ. Максимилиан 1 (1493-1519), который первым принял титул императора без коронования папой римским, безуспешно пытался провести такую реформу. Созданные им или вновь введенные представительные учреждения - рейхстаг, имперские округа, Высший имперский суд хотя и сохранились до конца империи (1806), но не сумели сдержать ее дальнейшее раздробление. Сложился дуализм „императора и империи": главе империи противостояли имперские сословия - курфюрсты, князья и города.

Власть императоров ограничивалась и все больше выхолащивалась "капитуляциями", которые они заключали при их выборах с курфюрстами. Князья, а именно великие среди них, значительно расширяли свои права за счет имперской власти. И всё же империя не распадалась: слава императорской короны еще не померкла, идея империи продолжала жить, а мелкие и средние территории имперский союз брал под свою защиту от нападений могущественных соседей.

Города становились центрами экономической власти. Этому способствовала, прежде всего, растущая торговля. В текстильной промышленности и горном деле появились формы хозяйствования, которые выходили за рамки цеховой организации труда ремесленников и, как и иногородняя торговля, имели признаки раннего капитализма. Одновременно происходили изменения в духовной сфере, носившие отпечаток Ренессанса и гуманизма. Вновь пробудившийся критический разум, прежде всего, был направлен против церковного засилья.