На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Германистам

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ
Текст страницы взят из справочника "Факты о Германии", изданного Ведомством печати и информации Правительства ФРГ в издательстве "Societats-Verlag", Франкфурт-на-Майне, 1998. Редакция текста: Арно Капплер. Все права сохранены за издательством. Содержание всей книги доступно в Интернете: http://www.government.de/

Безопасность
благодаря западной интеграции
и европейскому взаимопониманию

Для федерального канцлера Аденауэра, который до 1963 г, лично оказал большое влияние на проводимую Германией внешнюю и внутреннюю политику ("канцлерская демократия") высшей политической целью было воссоединение Германии в условиях мира и свободы. Неотъемлемой предпосылкой для этого было вхождение западной Германии в Атлантическое сообщество безопасности. Поэтому одновременно с отменой оккупационного статуса 5 мая 1955 года состоялось и вступление Федеративной Республики в НАТО. Параллельно шло формирование Европейских сообществ (Римские договоры, 1957 г.).

Недоверие Аденауэра к Москве укоренилось настолько, что в 1952 году он вместе с Западом отклонил предложение Сталина о воссоединении Германии до границы по Одеру - Нейсе и придании ей статуса нейтралитета. Слишком туманным показалось ему это предложение чтобы в спвет на него поставить на карту интеграцию ФРГ в сообщество западных государств.

Его подозрительность казалась вполне оправданной, особенно, когда 17 июня 1953 г. советскими танками было подавлено народное восстание в ГДР, вызванное несвободой и "взвинчиванием норм выработки" (Xанс Майер).Однако в то же время стало ясно, что без Москвы невозможно добиться существенного сдвига в решении германского вопроса. Трезвый государственный расчет побудил установить с СССР - крупнейшей державой в Европе дипломатические отношения.

Подавление советскими войсками народного восстания в Венгрии в ноябре 1956 г. и спутниковый шок (4 октября 1957 г.) свидетельствовали о значительном нарастании мощи СССР. Это выражалось в дальнейших принудительных мерах по строительству социалистического общества в ГДР, но прежде всего, в берлинском ультиматуме преемника Сталина Никиты Хрущева, потребовавшего от западных союзников освободить Западный Берлин в течение шести месяцев. Их решительный отказ побудил Хрущева к попытке продвинуть решение берлинского вопроса с помощью примирительного тона.

Действительно, поездка Хрущева в США в 1959 г. привела к значительной разрядке обстановки ("дух Кэмп Дэвида"). Во всяком случае президент США Дуайт Эйзенхауэр к неудовольствию боннского правительства посчитал, что правовые нарушения советской стороны в Берлине не столь значительны, чтобы стать поводом для конфликта с применением силы за пределами Германии.

Обеспокоенность Бонна в отношении безопасности Берлина возросла, когда президентом США стал Джон Ф. Кеннеди, и в политических верхах произошла смена поколений. Значительно убавилось влияние Аденауэра на американскую политику в Европе. Кеннеди, правда, гарантировал в своих трех основных пунктах "Essentials" (25 июля 1961 г.) свободный доступ, присутствие западных держав и безопасность Западного Берлина, но в конечном счете реакция союзников на возведение Берлинской стены (13 августа 1961 г.) не вышла за рамки дипломатических протестов и символических угроз.

Вновь Москве удалось обезопасить свой протекторат. "Голосование ногами" против режима ГДР было подавлено с помощью заградительных сооружений, полос смерти и притеснений. До сооружения стены ГДР покинули свыше 3 млн. человек, только в июле 1961 г. оттуда бежали более 30 000 человек.

Несмотря на сооружение Стены и напряженность, возникшую в результате "Карибского кризиса", процесс достижения взаимопонимания между обеими сверхдержавами, обусловленный патовой ситуацией в области ядерных вооружений продолжался. Исходя из этого, Бонну пришлось интенсивнее искать свой путь, а временная дистанцированность в отношениях с Вашингтоном была компенсирована "летом германо-французскои дружбы" во внешних делах.

Заключение в январе 1963 г. Елисейского договора стало кульминацией германо-французского примирения. Договор создал базу для сближения обоих народов и для интенсивного сотрудничества во многих областях.

Дабы подчеркнуть новое качество двухсторонних отношений, Шарль де Голль во время своего триумфального визита в Бонн (1962) выступил с речью, где высказался о "великом немецком народе".

По его словам, вторую мировую войну следует оценивать скорее категориями трагедии, нежели категориями вины.

Политика взаимопонимания с Западом перекликалась с прояснением обстановки в отношениях с Восточной Европой. В декабре 1963 г. в Афинах НАТО дала соответствующий сигнал, приняв новую стратегию гибкого реагирования ("flexible responsе") пришедшей на смену стратегии массированного возмездия ("massive retaliation").

Чтобы как-то сдвинуться с застылых позиций, Федеративная Республика Германия стремилась улучшить отношения, по крайней мере, с государствами, находившимися на подступах к СССР. Не отказываясь официально от доктрины Хальштейна (ее главный принцип - не устанавливать дипломатические отношения с теми странами, которые установили или поддерживали дипломатические отношения с ГДР), тормозившей дипломатическое признание ГДР, преемники Аденауэра Людвиг Эрхард и Курт Георг Кизингер строили свою политику, исходя из жестких реалий в Центральной Европе. Не в последнюю очередь это было и ответом на новую линию во внешней политике, которую проводила оппозиционная СДПГ, и которую 15 июля 1963 года Эгон Бар охарактеризовал как "изменение путем сближения".

На Западе интенсивно продолжались работы по созданию Европейских сообществ (ЕС) на базе Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), Европейского сообщества по атомной энергии (ЕВРАТОМ) и Европейского экономического сообщества (ЕЭС) (8 апреля 1965 г.).

Установление дипломатических отношений с Израилем вопреки панарабскому протесту было важным шагом германской политики. В начале 1967 года Бонн установил дипломатические отношения с Румынией. В июне 1967 г. торговые миссии были учреждены соответственно в Праге и Бонне. Доклад Хармеля в декабре 1967 г., по крайней мере, подготовил дальнейшие меры по разрядке, так как в качестве двойной цели западного союза он утвердил сохранение военной мощи и одновременно готовность к диалогу с восточным блоком.

Кроме примирения с европейскими соседями и интеграции в сообщество западных государств, большое значение Аденауэр придавал и искуплению вины перед еврейским народом. В результате систематической кампании по уничтожению евреев, проводившейся нацистами, погибли 6 млн. человек. Не в последнюю очередь сказались здесь добрые личные отношения первого федерального канцлера с израильским премьер-министром Бен Гурионом.

Навсегда останется в памяти встреча обоихгосударственных деятелей 14 марта 1960 г. в гостинице "Уолдорф-Астория" в Нью-Йорке.

В 1961 г., выступая в парламенте, Аденауэр подчеркнул, что Федеративная Республика подтвердит полный разрыв немцев с национал-социалистским прошлым, лишь возместив пострадавшим их материальный ущерб.

Еще в 1952 г. в Люксембурге было подписано первое соглашение о выплате еврейским беженцам финансовой помощи на устройство жизни в Израиле. Из примерно 90 млрд. марок, предоставленных на возмещение ущерба, почти одну треть получил Израиль и еврейские организации, в частности, Jewish Claims Conference, фонд поддержки для преследуемых евреев. Однако дипломатические отношения между Израилем и Федеративной Республикой были установлены лишь в 1965 году.

Германо-германский диалог
несмотря на отмежевание ГДР

Начавшийся процесс разрядки не претерпел каких-либо значительных изменений, несмотря на "брежневскую доктрину" неделимости социалистических территорий, в рамках которой ГДР проводила дальнейшие меры по размежеванию (напр., требуя наличия паспорта и визы для транзитного сообщения между ФРГ и Западным Берлином), и несмотря на то, что Варшавский Договор пресек пражскую политику реформ ("пражская весна", 1968). В апреле 1969 г. Бонн заявил о своей готовности к соглашениям с ГДР, не переходя к ее признанию на основе международного права.

Без предварительного согласования с Москвой, разумеется, трудно было добиться каких-либо германо-германских договоренностей. Когда оттуда в Бонн поступило предложение заключить соглашение об отказе от применения силы, быстро проступили очертания "новой восточной политики" правительства социально-либеральной коалиции, сформированного 21 октября 1969 г.

За несколько месяцев до этого (5 марта 1969 г.) федеральным президентом стал Густав Хайнеман, бывший еще во времена Аденауэра решительным сторонником взаимопонимания между Востоком и Западом. Во главе федерального правительства, которое направляло свою энергию на создание общеевропейского мирного устройства, стоял Вилли Брандт, представитель активного сопротивления гитлеровской диктатуре.

Общие условия мировой политики были благоприятными. Москва и Вашингтон вели переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ), а НАТО предлагала вести переговоры о двустороннем сбалансированном сокращении вооруженных сил и вооружений.

28 ноября 1969 г. ФРГ присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия. После внутриполитических коллизий (по поводу войны во Вьетнаме, законов о чрезвычайном положении, судебных процессов, связанных с Освенцимом, внепарламентской оппозиции, студенческих бунтов), имевших место во времена "большой коалиции" в составе ХДС и СДПГ, новому правительству необходимо было добиться успеха при переходе к политике взаимопонимания. Пока в Москве и Варшаве велись переговоры об отказе от применения силы, Бонн и Восточный Берлин тоже искали пути к лучшему взаимопониманию.

19 марта 1970 г. в Эрфурте впервые состоялась встреча Брандта и Штофа, глав правительств обоих германских государств. Встреча была продолжена 21 мая 1970 г в Касселе. В августе 1970 г. в Москве был подписан Московский договор (о взаимном отказе от применения силы и признании статус-кво). Обе стороны заверили, что не имеют территориальных претензий "к кому бы то ни 6ыло".

7 декабря этого же года был подписан "Варшавский договор" с Польшей, в котором подтверждалась неприкосновенность существующей границы (по Одеру - Нейсе). Варшава и Бонн заверили, что у них нет друг к другу никаких территориальных притязаний, и объявили о намерении улучшить сотрудничество между обеими странами. В "информации" о гуманитарных мерах Варшава согласилась с переселением немцев из Польши и объединением их семей с помощью Красного Креста.

В целях обеспечения ратификации договоров Великобритания, США, Франция и СССР подписали Четырехстороннее соглашение по Берлину, согласно которому западные секторы Берлина не являлись составной частью ФРГ, но одновременно за Бонном признавались представительские полномочия по Западному Берлину . Кроме того, следовало улучшить "связи" между ЗападнымБерлином и Федеративной Республикой Германия и расширить отношения между Восточным Берлином и Западным Берлином.

После провалившегося вотума недоверия Брандту Германский Бундестаг 17 мая 1972 года одобрил договоры с Советским Союзом и Польшей. Большинство депутатов ХДС/ХСС воздержались от голосования. Бундестаг в "разъяснительной резолюции" по договорам подтвердил, что они не противоречат восстановлению германского единства мирным путем.

Восточные договоры были, наконец, дополнены Договором об основах отношений между ФРГ и ГДР, которому предшествовали встречи и переговоры с июня 1972 г. После повторного избрания Вилли Брандта федеральным канцлером 14 декабря 1972 г. был открыт путь к подписанию этого документа, что и произошло в декабре того же года. В этом договоре зафиксировали обе стороны отказ от угрозы силы и ее применения, а также нерушимость германо-германской границы и уважение независимости и самостоятельности обоих государств.

Далее обе стороны подтвердили готовность к урегулированию практических и гуманитарных вопросов. В связи с особым качеством их отношении они договорились об учреждении не посольств, а "представительств". При заключении договора было передано письмо, в котором федеральным правительством подчеркивалась воля к единству Германии. То, что договор не находился в противоречии с этой целью, было подтверждено Конституционным судом по ходатайству земельного правительства Баварии. Вместе с тем суд констатировал, что по международному праву Германская империя продолжает существовать, и частично идентична с ФРГ, а ГДР не может считаться заграницей, а лишь как часть ее территории.

В 1973 г. был подписан "пражский договор" между Чехословакией и Федеративной Республикой Германия. В нем записано, что "согласно настоящему договору" мюнхенское соглашение 1938 года признается недействительным. В договоре закреплены также нерушимость границ и отказ от применения силы.

Отношения между ГДР и Федеративной Республикой Германии не претерпели существенных изменений и с началом венских переговоров о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе, и во время заключения советско-американского Соглашения о предотвращении ядерной войны, и во время проведения в Хельсинки 35 государствами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ).

Гельмут Шмидт тоже стремился продолжить политику баланса интересов. 16 мая 1974 г. он сменил на посту федерального канцлера Вилли Брандта, которому пришлось уйти в отставку из-за дела о шпионаже (дело Гийома).

Хельсинский Заключительный акт СБСЕ (1975), в котором провозглашались свобода передвижения через границы и необходимость большего уважения прав человека и гражданских прав, стал основой для сопротивления закостенелым режимам Центральной и Восточной Европы.

Ради жителей ГДР Федеративная Республика Германия последовательно продолжала свою политику взаимопонимания и единения. Так, в 1978 г. с ГДР были заключены соглашения о строительстве автострады Берлин-Гамбург и приведении в порядок транзитных водных путей в Западном Берлине, по которым Федеративная Республика брала на себя значительную долю расходов. Кроме того, продолжался выкуп у ГДР политических заключенных. В итоге Бонн выплатил ГДР свыше 3,5 млрд. марок за освобождение 33.755 человек и объединение 250.000 семей.