На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Инфоцентр

БИБЛИОТЕЧКА
Статьи, интервью и комментарии по разным темам, пока еще не вошедшие в отдельные подразделы, но небесполезные для журналистов...

25/10/2001- Светлана ШАЙХИТДИНОВА

Журналистика и общество

Цена профессии

Мы привыкли к тому, что сегодня "все можно купить", и это является для нас доказательством проникновения рынка во все поры жизни. Однако это иллюзия. Зачастую то, что мы принимаем за рыночные отношения, оказывается их пошлой имитацией, скрывающей непонимание, а подчас и нежелание понять, что цена, которую мы назначаем за известный товар, неоправданно занижена. К числу подобных "товаров" относится высшее образование.

Конечно, содержание образования, его суть деньгами не измеришь. Но мы, не будучи экономистами, на это и не претендуем. Нам просто необходимо разобраться, какое качество "продукта" мы хотим, ценой каких усилий это обойдется и кто должен за это "расплачиваться". Речь пойдет о подготовке журналистов.

Камень в огород современных средств массовой информации не бросает разве что ленивый. Мне лично не раз доводилось слышать, что отечественная журналистика сегодня распространяет антикультуру. Информация из печатных и электронных СМИ устойчиво ассоциируется у части аудитории с передергиванием фактов, с борьбой закулисных интересов, с неграмотностью журналистов. Последнее обстоятельство замечают и сами работники редакций, точнее, те, кто уже имеет за плечами определенный стаж. Новое поколение, по их мнению, лениво, чересчур прагматично ("Одни баксы в глазах") и просто не умеет ничего делать, хотя и имеет университетский диплом.

"Чему их там только учат?"

На Западе есть платные школы, в которых за год-два готовят репортеров. Эти школы с помощью соответствующей техники моделируют редакционное производство. Обучение, по существу, сводится к технологическому натаскиванию. Почему у нас не идут по этому пути, а "мучают" студента пять лет? Ведь известно, что в наши дни работать в средствах массовой информации теоретически может любой: диплом о специальном образовании там не требуют. Более того, стажер, год поработавший в редакции, выглядит более подготовленным, чем его потенциальный конкурент, просидевший это время в студенческих аудиториях.

Все дело в том, что российская журналистика другая, нежели на Западе и тем более в Соединенных Штатах. Там ярко выраженная рациональность в менталитете ведет к тому, что "все распределено по полочкам", журналистика четко отделена от сходных с ней видов деятельности, в ней отчетливо проявляется социологическая традиция: эмоция вторична по отношению к факту. Это сказывается и на четкой структуре должностных обязанностей. Выпускник школы репортеров, имей он хоть двадцатилетний стаж, никогда не сядет в кресло обозревателя, ему никогда не доверят политический анализ событий. А у нас?

Как бы ни стремилась наша журналистика примерить западные одежки, ей не оторваться от российской культуры с ее эмоциональностью, с ее тягой к "литературным красотам" и философским обобщениям. И не надо это воспринимать как недостаток. Взгляд, устремленный к горизонту, не разглядит трещинки на оконной раме. Американцы упорно очищают журналистские данные от малейшего влияния авторской позиции. Практики свидетельствуют: наша массовая аудитория к такого рода информации не готова. Сила отечественной журналистики всегда была в ее умной публицистичности, в умении сделать прогноз, увидеть за конкретикой явление. Этому тоже надо учить. И научить этому, поверьте, гораздо труднее, чем натаскать в области технологических операций.

Журналистские госстандарты в российском университетском образовании нацелены на подготовку специалиста-универсала. По идее, он должен быть в одном лице и репортером, и аналитиком, и корреспондентом, и редактором. Добавьте к этому факультативные специальности по связям с общественностью и рекламному делу. В целом объема знаний, который предполагается усвоить за пять лет учебы, должно быть достаточно для организации собственной газеты или открытия своей телепрограммы. Это теоретически. На практике же бытует мнение, что из стен университета выходят недоучки, которые если и знают что-то, то не благодаря, а вопреки проведенному здесь времени. Чем же определяется качество подготовки журналистов? На мой взгляд, дело не столько в содержании образования, сколько в его организации. И не все здесь зависит от университета.

Интеллектуальная собственность спросом не пользуется

Главным "товаром", который мог бы представить университет в лице своих преподавателей на рынке образования, является интеллектуальная собственность. Говорю "мог бы", потому что никакого реального, цивилизованного рынка образования у нас в стране, а тем более в республике не сложилось. Государство, как главный заказчик, держит своих партнеров в этом деле практически на голодном пайке (речь идет о финансировании вузов и зарплатах преподавателей).

Понятие "интеллектуальная собственность" только еще осваивается в информационном праве. Что это такое применительно к высшему образованию, вряд ли кто из региональных экспертов сможет внятно объяснить. Все решается самостийно, на теневом рынке, где голодный вузовский интеллектуал продает себя как репетитор, как экзаменатор, как институтский администратор. Но это не рынок интеллектуальной собственности, не рынок образования. Это рынок услуг. Тот, кто в него шагнул, превращается в обслуживающий персонал. А преподаватель, нацеленный на науку, на традиционное университетское образование, на долгосрочные интересы общества, остается не у дел. Таких на кафедре журналистики КГУ - большинство.

Обслуживание сиюминутных нужд практики по принципу "Чего изволите?" и научно обоснованная гуманитарная экспертиза несовместимы. К примеру, несколько лет назад журналисты одной из газет поинтересовались, смогу ли я разработать для них концепцию "желтого" издания. Такую нишу они себе определили на нашем информационном рынке. Концепция "желтого" издания - товар, который можно продать. Но с точки зрения академического гуманитарного знания "желтая" (лживая, сенсационная, примитивная) информация вредна, и я, как научный работник, могу это доказать. Такова одна из моих возможностей как владельца определенного запаса интеллектуальной собственности. Но этот "товар" спросом не пользуется.

Иначе говоря, законодательницей мод на рынке услуг выступает та самая журналистика, которой мы, потребители информации, недовольны. В лучшем случае она в состоянии сформулировать заказ на подготовку журналистов с сугубо технологической ориентацией. Но парадокс в том, что основы такой подготовки могут быть разработаны только в системе традиционного гуманитарного образования с его методическими наработками и фундаментальными знаниями. Не случайно сколько-нибудь заметные учебные курсы, готовящие специалистов в области массовой информации при технических вузах, без помощи университетских преподавателей не обходятся. А последние рады любой "левой" работе. Фактически происходит распыление сил.

Молодой специалист - "теневой товар"

Итак, самостоятельная дорога в рынок изматывает отдельного преподавателя, превращая его в "шабашника", который гонит "ширпотреб". Более успешный участник рыночных отношений - факультет в лице своих подразделений. Но это пока теория.

- Отделение журналистики использует здесь не все свои возможности, - считает помощник ректора КГУ Рияз Минзарипов. - Кафедры могли бы немного "подсуетиться" в плане улучшения своей материальной базы, поиска рынков приложения своих сил. Так поступают на других специальностях - социологи, филологи, востоковеды... Любую возможность для выхода "в свет" используют. И журналисты могли бы. Чтобы сохранить традиции академической науки, нужна современная материальная база. Надо и прикладной аспект учитывать. Времена изменились. Надеяться при этом, что общество поймет, а Правительство поддержит финансами, - это значит жить иллюзиями. У университета тоже средств не хватает. Их, извините, недостает даже просто для того, чтобы здания свои содержать в надлежащем состоянии.

В цивилизованных странах перспективы университетских факультетов связаны с рынком труда. "Товар", который могут предложить выпускающие кафедры, - молодые специалисты. А покупателями здесь выступают редакции периодических изданий, телекомпании. Сотрудничество должно начинаться задолго до последнего звонка.

- Республиканские СМИ в кадровой политике занимают близорукую позицию, - считают в университете. - Не вложив ни копейки в высшую школу, нельзя требовать от нее высокого качества подготовки специалистов.

Речь идет прежде всего о телевизионной специализации, наиболее дорогостоящем направлении обучения журналистике. В свое время на территории телевизионного университетского центра из числа студентов отделения журналистики был сформирован первый творческий коллектив телекомпании "Эфир". В перерывах между работой студенты бегали на лекции. Это было время, когда на кафедре журналистики, не кривя душой, могли сказать, что у них действительно есть телевизионная специализация будущих журналистов. Но это случай.

Реальный рынок труда в сфере массовой информации - теневой. По словам декана факультета журналистики, социологии и психологии Флорида Агзамова, за последние несколько лет из выпускников с просьбой посодействовать в трудоустройстве обратились единицы. Может показаться, что начинающие журналисты проявляют здесь самостоятельность. На самом деле выбирают их. Чаще всего это происходит, когда они выступают еще только в роли практикантов-младшекурсников. Наиболее удачливые, устроившись на работу, уже не появляются в студенческих аудиториях. (Отделение журналистики, изначально ориентирующееся на совмещение учебы и практики, всегда отличалось демократическими порядками: его студенты порой годами волокут за собой "хвосты" - несданные зачеты и экзамены.) Не имея за душой достаточного багажа знаний и жизненного опыта, эти девочки и мальчики впадают в полную зависимость от царящих в данной телевизионной компании нравов, от стиля руководства того или иного начальника. В периодике дела обстоят так же. В одной редакции руководитель закатывает на планерке истерику, в другой - вынуждает писать материал с грубым вмешательством в личную жизнь героя, в третьей - унижает юного автора публикации, посылая извиняться к значимому лицу за в общем-то справедливую критику. Эти факты почерпнуты мной из неформального общения со студентами.

Теневой рынок выгоден ряду руководителей СМИ тем, что молодые непрофессионалы согласны на маленькую зарплату, готовы подчас работать сутки напролет, лишь бы на экране появиться или услышать свой голос в эфире. Они не знают трудовых прав, да и просто неопытны. Уже после первого "холодного отжима", произведенного в редакциях, у многих теряется вера в профессию. Не укрепляется она и на лекционных занятиях, о низком уровне которых говорят студенты, пытающиеся добросовестно их посещать. До диплома о высшем образовании многие бредут по инерции.

"Весь опыт - сзади"

К разрушению традиционных связей между практикой и журналистским образованием приложило руку и руководство университета.

Минувшим летом конкурс на дневное отделение журналистики был необычайно высок - 9 человек на одно бюджетное место. Отбор был жестким, как никогда. С началом сентября вчерашние абитуриенты отправились на практику. Из редакций пришли первые отзывы: "Ваши студенты о профессии журналиста представления не имеют".

Все дело в том, что в последние годы к нам поступает профессионально неориентированный контингент. Это стало возможным "благодаря" решению приемной комиссии университета, отменившей на нашем отделении творческий конкурс. ("В документах Министерства высшего образования он не значится".) Творческий конкурс предполагал наличие у абитуриентов материалов, опубликованных в печати и прошедших в эфир. По ним экзаменаторы (кстати, в работе экзаменационной комиссии в этом случае в обязательном порядке участвовали журналисты) могли судить, есть ли у поступающих творческие задатки, готовы ли они взвалить на себя бремя профессии. Одним росчерком пера опыт профессионального отбора, существовавший почти два с половиной десятка лет, был отменен. Кстати, во всех других вузах, включая столичные, где готовят журналистов, от творческого конкурса и не помышляют отказываться.

Престиж отделения журналистики среди работников СМИ падает. Обидно это осознавать, тем более что в связи с юбилеем университета перед факультетом открываются перспективы, от которых дух захватывает. До 2005 года предполагается выстроить новый учебный корпус, миллионы рублей планируется выделить на формирование производственной базы... Но ни оборудование, ни учебные площади сами по себе не решат проблем теневого рынка. Без партнерской помощи практиков здесь не обойтись. Забавно, но испытанные формы делового сотрудничества с ними принадлежат советскому прошлому. Сегодня тоже нужны долгосрочные деловые соглашения. Речь идет не только о возможных финансовых вложениях в целевую подготовку кадров, но и об организации процесса образования. К примеру, по мнению заместителя заведующего сектором инновационных технологий КГУ Виктора Егорова, пора бы договориться о том, что телерадиокомпании (а мы бы сюда присоединили и редакции печатных изданий, и пресс-службы, и рекламные агентства) не будут брать на постоянную работу студентов, не окончивших трех курсов. Тогда уж за качество их подготовки можно спросить факультет по полной программе.

Словом, рынок журналистского образования должен быть открытым и регулируемым. Потому что, спрашивая "Какая нам нужна журналистика?", мы фактически ищем ответ на вопрос "Какая нам нужна страна?" Этим и определяется цена нашей профессии.

Светлана ШАЙХИТДИНОВА.
Доцент кафедры журналистики КГУ.
Оригинал статьи, опубликованной в газете "Республика Татарстан"здесь,