На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Инфоцентр

БИБЛИОТЕЧКА
Статьи, интервью и комментарии по разным темам, пока еще не вошедшие в отдельные подразделы, но небесполезные для журналистов...
по-немецки

8/11/2001 - Михаэль Туманн

Пер. Андрея Кобякова

Россия: взгляд из Германии:
Что изменилось за десять лет?

С начала октября все мы являемся свидетелями войны, которая постоянно находится в центре нашего внимания. Несмотря на непрекращающийся ежедневный поток сообщений, события в Афганистане скрыты от наших глаз. Так мало информации не поступало еще никогда. Будь то Пакистан или север Афганистана - сообщения репортеров похожи друг на друга как две капли воды, они повторяются, весьма поверхностно описывая события периферийными репортажами.

Фабула этих репортажей размыта, они рассказывают о чем-то вскользь замеченном, изобилуя второстепенными и малозначительными деталями. Самое интересное журналистам недоступно. Недоступна и сама война, и ее последствия для Кабула, Джелалабада, Кандагара. Символом всего, что мы могли бы узнать, являются кадры CNN, переданные в эфир во время первой ночной бомбардировки. Нам тогда было предложено полюбоваться расплывчатыми картинками зеленой ночи, во тьме которой невозможно было разглядеть ничего, кроме маленьких светящихся точек, обозначающих якобы разрывы бомб. Эта телевизионная картинка стала триумфом менеджеров СМИ из Пентагона: все всё видят, но ничего не знают. Образцово-показательная война.

Американские вооруженные силы и талибы внесли свой вклад в усиление тенденции, развитие которой стало очевидным во время первой войны в заливе и которая окончательно оформилась в Косово: недостаток информации является частью военной стратегии.

Все же американцы - отнюдь не исключение. Российские журналисты очень хорошо знакомы с этой политикой в отношении СМИ. Русское правительство использует такие приемы уже с 1999 года, со второй чеченской войны, когда Росинформцентр и пиар-бюро Сергея Ястржебского начали администрировать всю информацию. Чем меньше знает общество, тем большую свободу действий обретают политики.

Впрочем, в России блокада средств массовой информации не ограничивается лишь военными событиями на Кавказе. Если американские власти способны приручить свои СМИ и управлять ими лишь где-нибудь вдалеке от страны, например, в Афганистане, то российскому правительству, возглавляемому Владимиром Путиным, это удается непосредственно в России. Такое обуздание СМИ - часть реформы власти, запущенной в 1999 году. Эта реформа в корне изменила политическую систему и медиапространство России. Реформа власти позволила президенту Путину занять выгодную позицию, предоставив ему максимальную свободу для политического маневра. Эта система жаждет действенности и исключает какие бы то ни было дебаты. СМИ должны быть подчинены принципам эффективности.

Как же выглядит система этих новых СМИ?

Российское государство уже в течение полтора лет неистово защищает права собственников и кредиторов, прежде всего частных СМИ: „Долги нужно возвращать в срок!“ Этот слоган хорошо продается на Западе. В то же время оппозиционные российские журналисты: встревожены: „Самое первое и самое значимое завоевание постсоветской России - свобода слова целенаправленно уничтожается“. Правительство же называет их обвинения истерическими. Кто прав?

Здесь мы имеем дело с путаницей понятий. Ее суть в самой системе. В России свобода слова и финансовые проблемы как бы взаимно поглощаются. „Право владельца“ не есть самодостаточная ценность, это - пограничная отметка для „свободы“ слова. Многие газеты, телекомпании, радиостанции с начала 90-х годов принадлежат честолюбивым олигархам, сателлитам Кремля и, естественно, государству. Финансовый фундамент „четвертый власти“ в России всегда был хрупким. Он в руках предпринимателей и политиков, административная сила и финансовая мощь которых либо отпускает, либо ограничивает свободу слова.

Именно поэтому было бы некорректно считать всех российских оппозиционных журналистов чуть ли не героями. Многие из них в 90-х годах - в наиболее напряженный момент - вынуждены были идти на компромиссы, писать в угоду кредиторам. Именно так был вынужден поступить едва ли не единственный в России медиа-магнат Владимир Гусинский, призвав своих журналистов в ходе предвыборной кампании 1996 года создать из больного Ельцина образ спасителя нации. Зато шеф коммунистов Зюганов был буквально "дьяволизирован", преподнесен как единственный человек, который намерен повернуть страну назад, к административной экономике. Гусинский получил солидный кредит от полугосударственного концерна "Газпром" именно с целью защитить Ельцина и задавить Зюганова.

Медиа-олигархи многократно вмешивались в значимые события. Сенсационным был, например, случай с чисткой в редакции газеты "Известия" в 1997 году. "Известия" тогда воспроизвели материал из "Le Monde", который сообщал, что Черномырдин на счетах в западных банках имеет 5 миллиардов долларов. Главный редактор отказался публиковать опровержение. Черномырдин оказал давление на "Лукойл", руководство "Лукойл" вышвырнуло на улицу главного редактора. Все это уже однажды было…

Однако главное отличие того, что было вчера, от происходящего сегодня заключается в том, что раньше олигархи боролись друг с другом и против Кремля, используя свои СМИ как пушки. Сражения были громкими, пестрыми, субъективными, туманными, но в итоге все же плюралистичными.

Владимир Путин и его команда, в отличие от Ельцина, - более активные "операторы СМИ". Они уже насмотрелись НТВ Гусинского, читали и продолжают читать все критические статьи, в том числе, зарубежных журналистов. Потому и хотели бы поднять престиж правительства в утомленной политикой России и освежить образ страны в мировом сообществе. НТВ же вещало на весь мир о бедствия беженцев из Чечни, о количестве погибающих солдат, о разрывных бомбах, сбрасывавшихся на жилые районы и пытках в фильтрационных лагерях. А иностранные корреспонденты распространяли это дальше.

Что делать? Российские чиновники открыли для себя преимущества правового государства. В смутный и недоразвитый в правовом отношении период правления Ельцина все СМИ приватизировались бессистемно, многие из них не имели ни уставных документов, ни нормальной бухгалтерии, которые могли бы мгновенно адаптироваться к постоянно меняющимся законам. Любой проверяющий постоянно сталкивается на российских предприятиях с бесхозяйственностью. И потому такими частыми гостями редакций оппозиционных СМИ являются сотрудники налоговой полиции и других правоохранительных органов в сопровождении людей в масках. Впрочем, в случае с НТВ они не смогли накопать столько компромата, чтобы его хватило для закрытия канала.

Зато на руках имелись огромные долги владельца этого СМИ. Гусинский задолжал полугосударственному концерну "Газпром" сотни миллионов долларов. Тут-то и спутались в зловещем клубке свобода слова журналистов НТВ и права собственности "Газпрома". Теперь-то и аукнулось Гусинскому его тесное сотрудничество с администрацией Ельцина. "Газпром" в судебном порядке взыскал с должника Гусинского его часть акций НТВ в качестве залога. Но вовсе не возврат денег представлял интерес для "Газпрома", ему нужна была неутомимо придирчивая телекомпания НТВ.

Вскоре начались и преследования СМИ всей группы "Медиа-Мост". Сначала захват "Газпромром" канала НТВ, чуть позднее закрытие газеты "Сегодня" и полная замена редакции журнала "Итоги". Внешне дело выглядело так, будто речь шла лишь о цифрах и бизнесе, но по сути причиной было политическое содержание передач и статей.

С финансово независимыми зарубежными корреспондентами обходятся иначе, применяя в отношении их политику кнута и пряника. И здесь реактивированное в России правовое государство является весьма полезным инструментом. Статьи этих корреспондентов переводятся, выкладываются в Интернет, обсуждаются. Уже на многих корреспондентов обращались с жалобами. Российские граждане из числа тех, чьи слова цитируют иностранцы, вдруг чувствуют себя обиженными из-за ошибочных переводов. Слова других якобы неправильно истолковываются. В итоге иностранные корреспонденты предстают перед российским судом, где вынуждены себя защищать. А это требует времени и, в зависимости от свирепости судей, серьезных денежных компенсаций.

Другим методом является публичная компрометация.
Созданная Глебом Павловским Интернет-страница Strana.ru играет здесь центральную роль. Первым редактором отдела зарубежной прессы был Сергей Марков. Ныне он руководит всем порталом. Марков применил новый стиль, который, к сожалению, на самом деле основан на довольно старых методах.

Критические статьи в "Le Monde", "Washington Post" и "Die Zeit" обсуждаются на сайте в стиле газеты "Известия" 1965 года. Марков, указывая зарубежным журналистам на кризис западных СМИ, упрекает их в распространении мифов. Газету "Die Zeit" Марков упрекал в том, что она писала статьи по заказу и на деньги Бориса Березовского. Это - запугивание, современное, посредством Интернета. И это - только ряд примеров.

Одновременно с этим нас "атакуют обаянием". Приглашают на пресс-конференции и интервью. В последнее время Путин с готовностью и часто беседует с журналистами, да и его министры (построенные Ястржембским) всего готовы к общению. Короче говоря, прочь от закрытой монолитной системы! Что ж - внешне весьма современно…

Каково же положение СМИ после разгрома империи Гусинского и завершения кампании запугивания? Владимиру Путина и его чиновникам не приходится бояться ярости общественности. Они не нуждаются даже в цензуре печати. Склонные к критике редакции СМИ концерна Гусинского разделены. Часть редакции НТВ вместе с ведущим Евгением Киселевым ушла на ТВ-6. Хорошо, что имелся такой выход из положения, но плохо, что канал этот контролируется одним из самых одиозных олигархов России. В 90-е годы Борис Березовский сильно навредил своей циничной монополией на СМИ и власть еще неокрепшему в России понятию "гласность". С тех пор, как он поссорился с президентом Путиным, он строит из себя поборника свободы печати и многообразия СМИ.

Независимые журналисты Киселева оказались в щекотливой ситуации, ведь перед ними выбор: либо они по-прежнему критикуют власть, привлекая к себе внимание уже лишь как потерявшие влияние диссиденты, причем получая зарплату от Березовского, либо становятся сами частью власти, освещая события объективно с точки зрения именно власти. Это - двойная ловушка для оставшихся в России независимых журналистов.

Небольшие газеты, такие, как "Общая" или "Новые известия" продолжают и дальше резко критиковать правительство, на их страницах могут открыто выступать разочарованные либералы эпохи гласности. Однако это уже жалкое подобие того, что было раньше. То, что они говорят и пишут, никого уже не трогает. Они не представляют никакой опасности для власти. Оппозиционеры пишут для оппозиционеров, топчась на месте в узком кругу, в то время, государство и присоединенный к нему мощный медиа-концерн победоносно маршируют впереди.

Российское государство контролирует сегодня три федеральных телеканала, 90 региональных передатчиков и 92 государственных радиостанции. Они призваны демонстрировать спектр общественного разнообразия. В Интернете устраивают очаровательный эксперимент в духе плюрализма. Разнообразие связанных друг с другом сайтов призвано информировать о русской политике и обществе, каждый по-своему, устами разных авторов, с описание различных нюансов, но все это разнообразие - из одного и того же стручка. Газпромовская НТВ может критиковать, но под строгим контролем. Государство само формирует и своих критиков, и зеркало общества. Вместе с тем многим СМИ даются установки, как и что они должны сообщать. Впрочем, каждый контролирует себя сам: чтобы не выпасть из обоймы. Четвертая власть в России разоружена, она деградирует, а ее ограниченное и свободно контролируемое разнообразие превращает ее просто в декорацию.

Резюме:

Старые понятия тоталитаризма, диктатуры, цензуры сегодня уже неприменимы. Сегодня речь уже не идет о диктатуре или демократии. Речь идет о создании эффективной политической системы посредством целенаправленного подавления информации, непрерывного запугивания и одновременно прибирания к рукам СМИ. Самоконтроль обязателен. Неожиданности исключены. И Россия в этом не одинока. Война в Афганистане демонстрирует нам, что американское правительство в этом конфликте проявляет абсолютно похожие рефлексы. Хорошая информация из Кабула - по сути никакая информация. В Берлине в последнее время журналистов, сообщающих о канцлере и правительстве в вопросах борьбы с террором критически, исключают из числа тех, кто имеет возможность писать между строк.

В ходе войны и Буш, и Шредер, и Путин действуют в унисон друг другу. Недостаточная либеральность является основой, связывающей антитеррористическую коалицию, и я боюсь, что это покажет себя еще и во многих других вопросах. Все-таки в этом случае Запад - отнюдь не наставник. Западным политикам (позволю себе известную долю сарказма) можно еще поучиться многому у русских. Так как Москва, осуществляя современный и эффективный контроль СМИ и общества, создает, как сказал бы Карл Маркс, - непримиримый авангард.