На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Портфолио

О ГЕРМАНИИ
Статьи, привезенные из командировок или ностальгически написанные дома ;-)

11/2000 Берлин – Казань

Говорит и показывает... из Германии

Дмитрия Погоржельского, собкора одной из крупнейших российских телекомпаний в Германии телезрителям НТВ представлять не нужно. И беседа с ним, наверняка, заинтересует читателей.

- Начинал я свою журналистскую жизнь в “Комсомольской правде”, - рассказывает Дмитрий. - Затем работал в журнале “Новое время”, собственным корреспондентом которого и приехал сюда в 1991 году. Но через три года финансирование журнала прекратилось, я оказался вольным стрелком, работавшим, впрочем, на газеты “Эхо Москвы”, “Сегодня” и “Итоги”. А в январе 1997 года меня пригласили работать на “НТВ”. Для меня это было полной неожиданностью, так как я никогда не думал о работе на телевидении... Вообще наблюдается некоторая цикличность в моей “немецкой судьбе”: три года работал на журнал, три года – на газеты, и вот снова осень...

- Где вы учили язык?

-В обычной московской спецшколе. Это было много лет назад, но когда оказываешься здесь, и нужно работать, то все вспоминается и учится довольно быстро и даже незаметно для самого себя. Тем более, что работать здесь очень интересно - и пишущему, и снимающему журналистскому люду.

- А велика ли разница между ними?

- На мой взгляд – очень. Во-первых, телевидение – крайне поверхностное средство массовой информации. Во-вторых, КПД телевизионного труда крайне низкий. Я как-то интереса ради подсчитал разницу между длительностью одного уже готового сюжета и затраченного на него чисто рабочего времени. У меня получилось соотношение 1 к 200!
И в-третьих, “разучиваешься” писать для газеты, а уж если и садишься за перо, то ловишь себя на мысли, что начинаешь думать... картинками. И это, несмотря на то, что мы – россияне – работаем над сюжетами принципиально иначе, чем, например, немцы или американцы. Они первым делом отсматривают и отбирают отснятую фактуру, потом монтируют видеоряд, и только после этого пишут тексты к “склеенным” картинкам. Мы все делаем с точностью до наоборот, и я думаю, это правильнее и лучше. У меня же бывает и так, что я пишу тексты как бы вслепую, не видя отснятого материала или тех картинок, которые будут использованы, будучи взятыми из архивов или других источников. А вообще работа у нас, конечно, сумасшедшая, особенно во время визитов сюда известных российских персон. Время сжато до предела, порой остаются считанные минуты на монтаж и... Я понял, что вот именно такая репортерская работа, постоянно в разъездах мне нравится больше. Тем более, что только став телерепортером в Германии, я начал так много ездить. Ведь на нас с Толей еще “лежат” Норвегия, Чехия, Австрия.

- Газетчики больше избалованы техническими, чисто коммуникационными возможностями? Им ведь не обязательно присутствовать.

- Да, прогресс развращает. Некоторые мои пишущие коллеги, например, до сих пор работают в Бонне, хотя уже почти все правительство здесь. Ведь многие как работают: утром встал, потянулся, просмотрел местную прессу. Ага, уже что-то нашел. Потом позавтракал, включил компьютер, зашел в Интернет, покопался в сети. Еще прибавилось. Ну, и телефон всегда под рукой – вот тебе и прямая речь, информация, так сказать, из первых уст. Да и закончить рабочий день можно также в квартире – набрал текст на компьютере, включил электронную почту, два нажатия на клавиши, и через час материал уже в полосе. Сами понимаете – нам эта форма работы никоим образом не годится.

- Как велик “островок” НТВ в Берлине?

- Нас здесь работает двое: я и оператор Анатолий Васькин. Толя - замечательный человек и профессионал, у которого я до сих пор учусь Ведь я, газетчик, поначалу ничего не знал из “кухни” работы телерепортера.
Мой предшественник Владимир Кондратьев проработал в Берлине 12 лет, он, собственно, меня и сосватал на НТВ. А встретив здесь, сразу показал азы монтажа (это - ужасно сложное занятие!), ну а дальше пришлось самому выплывать. И вот в этом-то плавании мне очень здорово помог Толя, владеющий, по-моему, вообще всем, что связано с видео, включая компьютерную графику и работу в Интернет.

- Дмитрий, какие темы и сюжеты требует центр?

- Все, что интересно! И, естественно, все, что имеет мало-мальское значение для развития отношений между Германией и Россией. Сооотношение “заказов” и “предложений” - fifty fifty. Не скрою, что порой Москва вылавливает какие-то новости раньше меня, что вполне объяснимо – там мощная система работы с агентствами.

- Были “отказные” темы?

- За три года моей работы не прошел лишь один сюжет. И это был единственный момент, когда я здорово спорил с редактором, который сейчас уже, кстати, не работает на НТВ. Речь идет о визите в Германию Зюганова, было это года два назад. Редактор не пропустил сюжет, возмущенно спрашивая “А где же скандал?”. А я ответил, что никакого скандала нет, просто в Германию приехал лидер крупнейшей фракции российского парламента, и его принимают совершенно нормально. Более того, этот человек имел реальные шансы в будущем стать главой государства, и немцы прекрасно понимали, что, возможно, им придется именно с ним иметь дело.

- Было время, когда из НТВ ушла целая плеяда журналистов...

- Да, это Добродеев, Ревенко, Мамонтов, Масюк, Лусканов, Медведев. Но это я оставлю без комментариев. Скажу лишь, что мне лично не дано понять, как можно из независимой телекомпании уйти под государево око. Обычно случается все наоборот. Я, по крайней мере, никогда не выполнял никаких социальных заказов. Да, ни для кого не секрет, что НТВ поддерживало Явлинского, Лужкова, Примакова. Что касается первого, то я и сейчас утверждаю, что Григорий Алексеевич – человек весьма достойный, а его неуспех является следствием его просчетов в предвыборной кампании. Возможно нашей ошибкой был излишний крен в сторону остальных двух политиков. Впрочем, это лишь мое личное мнение.

- Сколько сюжетов вы обычно передаете за месяц?

- Если два – три в неделю, то это хорошо. Случалось, что и каждый день передавали. А однажды мы выдали за день три сюжета.

- Откуда вы берете видеоряд, если нет возможности снять самим?

- Существует такая международная организация - European News Exchange. Различные телекомпании, вступая в эту организацию и внося определенную сумму, взамен получает возможность не только обмена видеоматериалами с другими членами ENEX, но и технические возможности этой своего рода фирмы. Наша корпункт – раньше в Бонне, и вот уже год как в Берлине – базируется на местном частном телеканале RTL, который входит в состав этой организации. Так вот, RTL взаимообразно предоставляет нам свой архив. И вообще, я должен вам сказать, что с партнерами нам крупно повезло, журналисты и техники из RTL – отличные ребята, настоящие товарищи. Так вот, архив у них в идеальном порядке, каждый кадр расписан, а найти нужную картинку по тайм-коду – дело минутное. Также мы прибегаем к услугам агентства Reuter, местное бюро которого находится в том же здании. Из этого же здания, что очень удобно, мы перегоняем сюжеты в Москву. Также у нас есть техническая возможность гнать сюжеты через спутник автономно, но это очень дорого.

- Покупаете видеосъемки у частных лиц?

- Помню, года два назад наш военный корабль протаранил какую-то датскую шхуну, и нужно было сделать сюжет. Я каким-то чудом нашел человека, у которого оказались эти кадры. Есть люди, которым живут этим, выслеживают подобные случаи, нанимают лодки или самолеты, снимают ЧП, потом продают отснятый материал. Так вот, это деятель запросил 5 тысяч долларов за минуту. Естественно, я его вежливо поблагодарил, но отказался. До сих пор интересно, купил ли у него кто-нибудь этй лабуду...

- С собкорами ОРТ и РТР отношения, естественно, нормальные?

- Конечно. Во-первых, мы делаем одно общее дело – собираем и передаем для наших российских телезрителей информацию, а во-вторых, и Олег Мигунов, и Слава Мостовой - просто замечательные ребята.

- И где вы все обитаете?

- Журналисты РТР живут в самом респектабельном районе Берлина – в Груневальде. ОРТ – в старом добротном “советском доме” в Карлсхорсте. В этом районе, который до сих пор называют Карловкой, были штаб-квартиры ГРУ, КГБ, и здесь всегда жили все советские журналисты. А я живу на маленькой тихой улочке в самом конце Курфюрстендамм. Мы переезжали из Бонна довольно спешно, на поиски жилья у нас был ровно один день. Быстро нашли маклера, и тот стал предлагать варианты, мол, раз, два, три. Мы ответили просто: “Раз!”

- Вы здесь должны жить, оплачивать коммунальные услуги, питаться, ездить на автомобиле... Но это Германия, более того, это – Берлин!

- Нам выделяется определенная смета на год, которую мы выбираем целиком. Здесь, в Берлине она, конечно, больше, чем в Бонне, но шиковать не приходится.

- Вы здесь один?

- Нет, с супругой и младшим сыном. Сын учится в гимназии.

- Домой, в Россию не тянет?

- Дом есть дом, туда всегда тянет...