На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Портфолио

О ГЕРМАНИИ
Статьи, привезенные из командировок или ностальгически написанные дома ;-)

19/08/2000

Социализм неизбежен?..

Согласитесь, что этот вопрос сегодня звучит как-то странно, если не сказать смешно. Но 67-летний член Германской коммунистической партии с 46-летним партийным стажем, председатель правления окружной парторганизации из Дортмунда Фридрих-Вильгельм Хоффмайстер отвечает на него положительно.

С товарищем Хоффмайстером я познакомился недавно во время акции “Волга-2000” на теплоходе “Нижний Новгород”. Вилли (так он просил себя называть), познав сполна не только тяготы военного времени и послевоенной разрухи, но и годы преследования коммунистов в ФРГ, не меняет своих взглядов с юности. Он убежденный марксист, свято верящий в торжество идей Ленина.

Несмотря на различие во взглядах, мы очень здорово сдружились. Впрочем, это и не мудрено - Вилли, в отличие от многих наших “красных”, интеллигентен, напрочь лишен агрессивности, а любое сказанное им слово тут же подкрепляется весьма корректными аргументами. Своими убеждениями он обязан своей матери, вступившей в 1930 году тогда еще в КПГ. Они окрепли в годы расцвета в Германии фашизма - учитель Хоффмайстера был ярым нацистом, так и не сумевшим научить Вилли античеловечности, так и не убедившего мальчишку в том, что евреи и славяне - недочеловеки.

- Вторая мировая война наглядно показала, какие недочеловеки - славяне, - говорит Вилли. - Уже под Москвой и Сталинградом солдаты вермахта начали трезветь от геббельсовской отравы… В годы войны два моих дяди оказались по разные стороны баррикад. Сначала один был “на коне”, другой - в лагере. Потом братья поменялись местами. С тех пор никто из моих родственников ни разу не видел и не слышал, чтобы они общались между собой. Братья остались до конца своих дней врагами… В 1956 году Аденауэр запретил компартию, и мы ушли в подполье. Судьба уберегла меня от тюремного заключения, в котором по иронии судьбы оказались вместе бывшие нацисты и коммунисты. Лишь в 1968 году, во времена правления Вилли Брандта, наша партия, поменяв местами слова в своем названии, вновь появилась на политической арене ФРГ, и влияние ее, несмотря на все препоны, было значительным. В те годы нас в западных землях было более 50 тысяч. Увы, коммунисты ни разу не имели своей фракции в бундестаге, хотя в некоторых землях, например, в Северной Рейн-Вестфалии, были активно представлены в местных органах коммунального управления.

- Как обстоят сегодня дела у немецких коммунистов?

- В начале 90-х ряды партии здорово поредели. Нас осталось около 4 тысяч человек. Финансовая поддержка из ГДР и СССР исчезла вместе с этими странами… Но в последние годы коммунистов стало больше, сегодня их уже более 5 тысяч, а главное - к нам потянулась рабочая молодежь. Именно коммунисты являются сегодня инициаторами маршей мира, главными обвинителями нынешнего красно-зеленого правительства ФРГ в конституционных преступлениях, выраженных действиями Бундесвера в Косово. Мы поддерживаем связи с компартиями других стран, средний возраст членов ГКП - 60 лет.

- Вы верите в торжество социализма. Но почему же тогда он потерпел крах?

- Потому что его просто не существовало. Не были последовательно претворены в жизнь идеи Маркса и Энгельса. Скорее всего, общество было еще не готово к строительству социалистического общества. Я считаю, что советские люди очень легко относились к действительности, не осознав до конца самой сути социализма. Вы небрежно относились к величайшим завоеваниям своего общества - бесплатным образованию, здравоохранению, жилью, уверенности в завтрашнем дне… Сегодня строительство социализма требует уже переработки марксистско-ленинского учения, но главное условие победы - глубочайшее осознание перспективности и неизбежности этого строя. Беда СССР была и в том, что самая коллективистская идея оказалась в руках индивидуалистов и крайних карьеристов. Отсюда - тоталитаризм.

- Если вы коммунист, то значит, до сих пор поддерживаете идею национализации частной собственности на средства производства? Но ведь это приведет к государственному монополизму!

- Альтернатива - глобальный капиталистический монополизм, который, в отличие от государственного, абсолютно неконтролируем обществом.

- Но, Вилли, если все так плохо в капитализме, то почему вы в свое время не покинули Запад?

- А я и хотел. Причем, очень хотел уехать в ГДР. Но в ФРГ эмиграция коммунистов за рубеж раньше была официально запрещена…

- Как вам Россия?

- Я здесь уже в седьмой раз, и даже побывал в качестве гостя в XXVII съезде КПСС. Я был одним из авторов письма немецких коммунистов к Горбачеву. Мы пытались убедить его не сворачивать с избранного народом пути, но…

Когда наш теплоход стоял в Волгограде, Вилли признался, что был здесь уже неоднократно и что каждый раз испытывает щемящую боль в сердце и невыносимое чувство вины. Хотя сам не то чтобы не воевал, но ни разу в жизни не держал в руках оружие.

Товарищ Хоффмайстер на прощание подарил мне копию письма в адрес министра иностранных дел ФРГ Йозефа (Йошки) Фишера. В этом письме германское правительство, поддержавшее военную авантюру США в Югославии, обвиняется в нарушении исторического договора “2 + 4”, сразу нескольких законов и четырех статей Основного закона ФРГ. А самому Фишеру припоминаются его слова, вынесенные пару лет на предвыборные плакаты от партии зеленых, в которых он клеймит позором войну в Персидском заливе. Письмо жесткое. Но самое интересное то, что Вилли прочел его министру в глаза на одном из митингов в Дортмунде при многотысячной аудитории. Что было запечатлено на снимке, опубликованном в одной из местных левых газет.

- А у вас есть хобби?

- Да. Это моя дача с садом и огородом. Я сам варю варенье из ежевики, солю и мариную помидоры, огурцы.

Вот такой он, убежденный западногерманский коммунист товарищ Хоффмайстер, кстати, тезка одного из великих немецких кайзеров…