На главную страницу сайта: www.mediasprut.ru Rambler's Top100
медиасеть журналистам германистам инфоцентр портфолио фотоальбом
главная о проекте об авторе письмо автору
добавь в 'избранное'    • рекомендуй другу

Портфолио

ГАЛЕРЕЯ VIP
Интервью с известными людьми

12 / 12 / 2003 - "Республика Татарстан".

Чингиз Айтматов:
Родной язык не забывайте

В частной берлинской галерее "Мани" состоялась встреча с известным киргизским писателем

По улочкам и проспектам столицы Германии, по праву считающейся еще и культурным центром страны, разбросано великое множество заведений, которым у нас в советское время дали  по-канцелярски сухое, но по сути очень меткое определение - культурно-просветительное учреждение. Одним из таких частных пунктов культпросвета и является галерея, принадлежащая экстравагантной, но весьма милой супружеской паре - немецкому ученому, искусствоведу фрау Янг и ее мужу, иранскому художнику.

...Противный мелкий моросящий дождь, называемый здесь ливнем, и вязкая темнота (вдали от центра берлинские власти беспощадно экономят энергию) враз отступили, едва мы перешагнули порог гостеприимной студии, оказавшись буквально на витрине крошечной галереи. Торопились, как оказалось, зря - Чингиз Торекулович, пробираясь в Берлин из Брюсселя на машине, застрял в пробке под Ганновером. Собственно, Айтматов ехал в Котбус на открытие кинофестиваля, а его большой литературный вечер, посвященный приближающемуся 75-летию, был организован уже позже, 11 ноября в Русском доме в Берлине. В галерее же "Мани" состоялась лишь приватная вечеринка для друзей и поклонников творчества писателя.

Ждать пришлось около двух часов, зато можно было спокойно осмотреться, побеседовать с гостеприимными хозяевами, понаблюдать за разноликой богемой, общавшейся в тот вечер аж на пяти языках - немецкие библиофилы и представители русскоязычной эмиграции были "разбавлены" послом Кыргызстана и советниками посольств Казахстана и Туркменистана. Позже к последним присоединился посол Кыргызстана в странах Бенилюкс и представитель этой страны в ЕС. Но дипломатическая ипостась Чингиза Айтматова во время встречи с ним осталась за кулисами...

Монолог

- До сих пор не могу оправиться после кончины Расула Гамзатова. Конец всегда ожидаем, но он всегда наступает вдруг. В тот день бельгийские журналисты буквально вытащили меня из машины, прямо на дороге, и попросили прокомментировать уход из жизни Расула. Что я мог сказать? Что нас оставил величайший из творцов? Но для кого это открытие?..

Я всегда с огромным удовольствием приезжаю в Берлин. Атмосфера этого города буквально пропитана любовью к искусству и литературе, в последнем с ним не может сравниться даже Париж. И немецкие читатели мне всегда интересны, ибо они кажутся мне более внимательными к моему творчеству, и вообще к национальному творчеству бывших советских республик. В сравнении с "постсоветскими читателями", которые все как-то растерялись, рассыпались и разобщились. Да что там говорить, судите сами - сравнительно недавно впервые в моей жизни моя книга вышла из печати сначала на немецком языке. То есть ни на русском, ни на киргизском языках ее вообще не существует. Но еще интереснее то, что о ее выходе в свет я узнал не первый!

У меня есть давний друг, немецкий переводчик Фридрих Хитце. Мы с ним часто и подолгу общаемся, а я, знаете ли, люблю в последнее время вспоминать о своем детстве в Киргизии. Я ведь, будучи ребенком, еще и в Москве жил, отец там находился на учебе... Так вот, он, оказывается, все мои рассказы о киргизском детстве частью записывал, а иногда просто запоминал. А потом перевел и доработал. Так появилась моя последняя книга, которую некоторое время ни один не владеющий немецким языком человек прочитать не мог. Затем эта книга самым неожиданным образом появилась на турецких книжных прилавках, изданная на турецком языке. Вот ведь как случается - официальной презентации книги еще не было, на родном и русском языках она не издана, а зарубежье уже вовсю читает. Называется она "Мое детство в Кыргызстане".

Главный герой моего детства - бабушка. Именно ей я обязан своей любовью к слову. Никогда не забуду, как она рассказывала мне сказки или свои сны, а потом заставляла меня их пересказывать. Проверяла, наверное, внимательно ли я слушаю. А получилось так, что я уж и не представлял себя без этих пересказов, а порой и выдумок. Забава стала началом творчества. Бабушки не стало, а ее сказки и сны до сих пор со мной, они помогали и помогают мне писать.

А потом жизнь начала испытывать меня на прочность. Репрессировали отца. Мы вернулись из Москвы домой. Ушла из жизни бабушка. Началась война. В 14 лет я стал... председателем сельсовета.

Почему я сейчас все это вспоминаю? Так ведь скоро юбилей, а значит, будут интервью, телепередачи. Нужно подготовиться...

Диалог

- Чингиз Торекулович, нынешняя литература - она, по вашему мнению, какая? Станет ли она через сто лет классикой?

- Литература отражает жизнь, четко фиксируя изменения не только политического, но и духовного движения общества. Какая она сегодня? Другая. Глобализация, войны, терроризм, ускорение во всем... Какой бы она ни была, современная литература, каждое настоящее произведение должно стать для читателей открытием. Есть ли такие открытия сегодня на постсоветском пространстве? Не знаю. И я не знаю, станут ли классическими те работы, которые сегодня причисляются к бестселлерам. То, что было написано раньше, трудно сравнивать с тем, что пишут сегодня. Может, как раз потому, что написанное раньше - классика?.. Мне кажется, что и я (хотя меня уже давно назвали аксакалом) сказал еще не все свои слова.

- Вы не забыли киргизский язык, живя и работая в Европе, а на встречах общаясь в основном на русском?

- Это я с вами общаюсь на русском, потому что вы не знаете киргизского. Русский язык - объединяющая сила, не на английском же языке я буду говорить с украинцем, грузином, казахом. И у меня есть произведения, которые я написал сначала на киргизском. И со своими близкими и друзьями-соотечественниками я общаюсь на киргизском. Забыть родной язык значит забыть родину. Его нужно не только знать, но и беречь, развивать. Меня иностранцы порой спрашивают: а не умирает ли постепенно киргизский язык? Нет, конечно. Рискует умереть лишь язык, лишенный суверенитета. Кыргызстан имеет свою государственность, а значит обеспечивает долгую жизнь своему языку. Другое дело, что знать только один язык сегодня уже должно быть стыдно. Но и баланс должен всегда мудро соблюдаться. Я имею в виду активное творческое взаимодействие разных языков.

В связи с этим вспоминается забавный случай. Получил я как-то раз письмо аж из-за океана. Из Бостона. Один читатель, страшный патриот свого города, благодарил меня за то, что я использовал название города Бостона в своем романе "Плаха". Там, если помните, собачку так зовут. Пришлось объяснять, что "бостон" по-киргизски "серая шуба".

- Вы часто бываете в Германии. И многие немцы хорошо знают ваше имя...

- Я вообще иногда называю Германию своей второй литературной родиной. В России, на мой взгляд, серьезной литературы издается не так много. А в Германии я нашел постоянных читателей, и это не только пожилые или взрослые люди, меня читает немецкая молодежь. Я это знаю, потому что получаю письма от них. И я не думаю, что лишь некая экзотичность привлекает их внимание к моему творчеству. Нас сближают гуманистические идеи. И еще. Вы можете себе представить, чтобы наши муллы в мечети или православные священники в церквах устроили литературный вечер? И я не могу. А здесь я только в Берлине уже в трех кирхах выступал! И это было для меня открытием. Ведь говорил я там о чисто светской жизни. Но, вообще-то, больше всего мне нравится общаться с читателями в книжных магазинах. Там нас трое: я, мой читатель и моя книга...

Берлин - Казань.